lyskovo.org: сайт города Лысково
Лысково.орг

Война. Как это было

Война. Как это было

Нет в нашей стране семьи, которую б не затронула эта война. Ведь не было ни одного человека, который бы не внес свой вклад в Победу над фашизмом. Кто-то воевал на полях сражений, кто-то отдал ради этого свою жизнь, кто-то самоотверженно трудился на фабриках и заводах, на полях, отдавая все силы фронту. Мы с вами должны сохранить память об этих людях.

Вспомним всех, кто спас планету от беды

Дети войны

Воины-интернационалисты

 

Мать защитников Отчизны

Размышляя о своей маме Анне Семеновне Кабановой, я вспоминаю некрасовские строчки:
Есть женщины в русских
селеньях…
В беде – не сробеет – спасет:
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет!

Довоенное детство

От природы она была статная, сильная и энергичная. В нашей семье росло семеро детей. За сохранение их жизней маму наградили орденом Материнства, и в 1940 году она получила денежное пособие в размере двух тысяч рублей. Это были немалые деньги, кстати, такую сумму ей выплачивали ежегодно, вплоть до 1944 года, и прекратили ввиду достижения пятилетнего возраста сыном Евгением.

Я хорошо помню наше безмятежное довоенное детство. Вечером за ужином собиралась вся семья, питание – хорошее, ибо на подворье было много живности. Папа работал мастером лесозаготовок, а в воскресные дни ходил в Лысково на базар и, возвращаясь домой, всегда баловал нас гостинцами, сладостями и игрушками.

В родном, многолюдном тогда селе Валки жизнь была наполнена трудовыми буднями. Часть селян работала в колхозе, а большинство составляли лесовики. С приближением весны готовили плоты для сплава леса по Керженцу, а также баркасы, лодки и другие приспособления. Плоты с нижних складов на Керженец по старицам выводили бригады мужчин и женщин, под напевы русских раздольных песен. Меня, мальчишку, папа брал с собой, и это незабываемое действо трудового люда мне помнится по сей день.

Вешние воды подходили к нашему селу очень близко, наполняя все водоемы, балки. Вечерами, и особенно в праздничные дни, молодые парни с гармонями, балалайками проводили время, катаясь на ботниках (челнах) с девчатами по обширной водной глади.

Это было очень радостное зрелище.

В середине 30-х годов в Валках были построены семилетняя школа и сельский клуб, между ними соорудили спортивную площадку, была хорошая лыжная база. В предвоенные годы получила большой размах оборонно-массовая работа на селе, особое значение приобрела сдача норм на значок «ГТО» («Готов к труду и обороне»). Допризывники, и в их числе два моих старших брата, учились владеть стрелковым оружием. Стать «Ворошиловским стрелком» для них было признанием их мастерства.

Все – на фронт

К сожалению, размеренная жизнь была прервана 22 июня 1941 года вероломным нападением фашистской Германии. Война принесла чувство тревоги за судьбу страны и близких в каждый дом. Папу призвали в РККА в числе других земляков в июле 1941 года. Мы с мамой и старшим братом Николаем провожали его до Лыскова, где на сборном пункте «Казармы» призывники проходили медкомиссию, затем, выстроившись во дворе, они выслушали выступление военного комиссара, призвавшего достойно защищать Родину. Вдруг строй раздвинулся, комиссара подняли в воздух, стали качать – такой был патриотический порыв! Формирование войсковой части проходило в Чебоксарах, затем папу отправили под Москву в Калужскую область, где он стал сержантом, командиром отделения. В ходе контрнаступления в декабре 1941 года при освобождении Козельска папу ранило. Это было упорное сражение, где наши воины проявили стойкость и мужество. Не случайно в канун 65-летия Великой Победы указом Президента Российской Федерации Козельску присвоено звание «Город воинской славы».

Брата Николая (1923 года рождения) призвали в Красную Армию в апреле 1942 года. Их стрелковая дивизия формировалась в Горьком, в Марьиной роще, где Николай освоил противотанковое ружье. Всего одно письмо от сына получила мама в июле 1942 года, и то лишь с дороги на фронт, из города Мичуринска Тамбовской области. В письме он просил маму и брата Василия приложить все усилия в заготовке сена для коровы – чтобы для младших братьев и сестренок было молоко. Еще строки: «Мама, ты, наверное, ко мне приезжала, но меня не застала,.. еду в вагоне, в котором очень много нас, и все незнакомые мне люди, но я привыкну…». Мама действительно была в Марьиной роще, но сына там не застала. Шло время, а вестей от Николая больше не было, и это очень тревожило маму.

Папа после выздоровления прошел в Гороховецких лагерях переподготовку и в качестве командира расчета 82-миллиметрового миномета в августе 1942 года был направлен под Сталинград, где развертывалось сражение по защите волжской твердыни. И от него тоже не было вестей.

В январе 1943 года стал красноармейцем второй брат Василий (1925 года рождения), который оказался на Дальнем Востоке в городе Благовещенске (это в Приамурье) и стал артиллеристом.

Труженики тыла

Еще с осени 1941 года в нашем районе по обе стороны Волги интенсивно шли работы по сооружению оборонительных комплексов – противотанковых рвов и т.д. В Валках квартировала большая группа мобилизованных. В нашем доме тоже жила такая бригада, и мама готовила им еду. А летом 1942 года она приютила эвакуированную женщину из блокадного Ленинграда. Мама с ней подружилась, а мы, дети, душевно привязались. Она была добрая, звали ее Эльза (фамилию, к сожалению, не помню). Жила у нас Эльза до лета 1944 года, до освобождения Ленинграда, работала бухгалтером лесоучастка.

В Валки с фронта стали поступать тревожные вести – похоронки на павших на полях сражений. Горе еще больше объединило сельчан. Нередко вечером собирались женщины, которые не получали от мужей и сыновей вестей, гадали на картах, надеясь на добрую весть. А мама каждое утро всех нас, детей, ставила рядом с собой перед ликами святых, и мы молились за богохранимую страну, за сохранение на фронте жизней воинов, родных, близких, за нашу победу над сильным врагом.

В зимние месяцы 1942 – 43 годов мама работала на лесосеке – пилила лес по спецзаказу для нужд фронта, в том числе – березу на авиафанеру. Было нелегко. Ведь березовые тюльки приходилось еще складировать вручную.

Летом она трудилась в Лысковском леспромхозе на подсобном хозяйстве «Селяки» за Керженцем. Это требовало больших физических усилий, а помощником по дому – в заготовке дров, сена для коровы – лишь я, двенадцатилетний подросток, так как из оставшихся пятерых детей был старшим.

Не забыть мне урочище Елхи, что в десяти километрах от Валков. Там, среди торфяных болот, была поляна, поросшая травой. Но чтобы туда добраться, нужно было преодолеть не одну болотину по зыбким, тонким жердушкам и идти лесом, вершины которого не давали проникнуть лучам солнца, так что жутко становилось от окружавшего сумрака.

Этот нелегкий путь мама преодолевала со мной и еще с солдаткой Голышевой (тоже многодетной матерью) и ее детьми. Проходя лесом, наши матери подавали голос: «Ау! Ау!», чтобы ненароком не наткнуться на зверя – медведи в округе обитали. А мне было любопытно смотреть на непуганых уток с выводками и слушать в камышах курлыканье журавлей.

Все годы войны со своими сверстниками мы собирали куриный помет для удобрения полей, готовили для посадки семенной картофель (отрезали лишь часть клубня с ростками), работали на прополке посевов от сорняков, в заливных лугах колхоза «Большевик» работали на заготовке сена, после жатвы хлебов собирали колоски по стерне, сдавали металлолом. Всю первую четверть седьмого класса я был десятником по приемке деловой древесины на нижнем складе деревни Верхний Красный Яр. За все это и был признан тружеником тыла, получив удостоверение «Ветеран Великой Отечественной войны».

Вернулся с фронта солдат

После долгого и тревожного ожидания весточки с фронта в апреле 1943 года мама получила наконец письмо. Почерк оказался незнакомым, и это сразу насторожило ее, но письмо было от папы: под его диктовку писала медицинская сестра. Он писал: «Дорогая супруга Нюра! Я получил ранение и потерял зрение на оба глаза. Если ты примешь меня слепого, то меня привезут домой…». Не откладывая ни минуты, мама в ответном письме успокаивает его: «Ты нужен мне и семье, в каком бы состоянии ты ни находился. Мы с нетерпением ждем твоего возвращения!».

В конце июля 1943 года из сельского Совета к нам пришла посыльная и сказала, что нашего отца привезли пароходом на пристань «Лысково». Мы с мамой тут же побежали в Макарьево. День был ясный, солнечный. В душе росло нетерпение – скорей бы встретиться с дорогим нам человеком. У монастырской стены стояла подвода с почтой для Валков, и мама попросила возчика подождать раненого земляка, а сама на лодке добралась до пристани. Там она увидела лежащего человека с повязкой на глазах, а рядом сидела женщина в военной форме. Но мама не узнала своего мужа, только мелькнула мысль: «Как тяжело ранило!». Решила позвать: «Ваня!». И когда он отозвался, вдруг упала в обморок… С большим трудом, с помощью сопровождавшей медсестры, отца поместили в лодку и доставили в Макарьево, а потом на почтовой лошадке привезли домой.

К нам сбежалась вся округа посмотреть на возвратившегося фронтовика, который был не только слеп, но и недвижим, поры кожи лица были густо поражены порохом.

Я храню свидетельство о болезни, выданное 22 июля 1943 года. Комиссия эвакогоспиталя 1658 города Чкалова по распоряжению начальника госпиталя освидетельствовала: «Кабанов Иван Николаевич, сержант, 1903 года рождения, принят в РККА Лысковским РВК. Жалобы на боли в пояснице, в ногах и левом глазу, отсутствие правого глаза. Ранен 28 января 1943 года осколками мины в лицо, левое предплечье и оба глаза на фронте Отечественной войны…».

Несмотря на тяжелое состояние папы, мама не пала духом, а собрала всю свою волю и стала бороться за восстановление здоровья своего милого супруга и дорогого нашего родителя. Где-то она раздобыла железную полуванну и муравьиное растирание. Возвращаясь с сенокоса, она по пути собирала лечебные травы, а вечером их запаривала, сажала папу в теплую ванну, а затем растирала больные ноги и поясницу муравьиным спиртом. Среди недели и в субботу на носилках папу носили в баню, где парили березовым веником, а дома опять растирали. К осени одна нога стала распрямляться, а потом и другая. Осенью 1943 года из военкомата к папе приезжал офицер и вручил ему орден Отечественной войны II степени.

Приложив большие усилия, проявив любовь и ласку, мама поставила отца на ноги, а я стал его поводырем. Папа был набожным и любил, чтобы я по большим праздникам водил его в церковь. В Лыскове богослужение проходило лишь в одном храме – Казанской Божией Матери. В религии он находил душевную опору в преодолении своих недугов.

А.С.Кабанова
А.С.Кабанова

3 июня 1944 года мама на сороковом году родила мальчика. Сердце материнское предвещало, что ее первенец Николай погиб, и не могла с этим смириться. При определении имени новорожденного вновь назвали Николаем.

Старший брат

По мере взросления меня все больше одолевало желание знать о старшем брате из официальных источников. И вот на столе передо мной лежит «Книга Памяти нижегородцев, павших в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов», том 10. На странице 72 есть строка «Кабанов Николай Иванович, 1923 г.р., село Валки Лысковского района Нижегородской области, рядовой. Пропал без вести». Неоднократно беседовал я с односельчанином Яковом Яковлевичем Коржимановым, сослуживцем Николая. Спрашивал о судьбе их дивизии. Он рассказывал: «Нас разгрузили в июле 1942 года на станции Лисичанская Ворошиловградской (теперь Луганской – А.К.) области. Потом мы заняли оборону. Особенно танковый удар пришелся по позиции Николая. Часть нашей дивизии попала в плен, а мы оказались в окружении. Потом нас освободили, и я воевал до Победы». Впоследствии судьба свела меня с Петром Семеновичем Агафоновым (наши жены – родные сестры). Оказалось, что Петр и его брат Владимир были с Николаем в одном полку и знали друг друга. В тот момент, о котором рассказывал Я.Я.Коржиманов, оба брата Агафоновых попали в плен, однако брата Николая с ними не было. Так что предположение, что он был убит при танковом ударе, имеет основание. Ведь он был петеэровец – «истребитель танков».

Брат Василий участвовал в разгроме японского милитаризма в качестве сержанта, командира 45-миллиметрового орудия. Затем продолжил службу в городе Анива (Южный Сахалин) и демобилизовался в 1950 году. Награжден медалью «За победу над Японией».

Пятеро членов нашей семьи приближали Великую Победу советского народа, приближали, как могли, и в сердце от этого теплится радость.

Александр КАБАНОВ

Реклама из официальной газеты г. Лысково:
Московский медицинский центр
По просьбам приемы профессора в сегментальной терапии заслуженного врача России (практика 17 лет) Ю.Маноскина в ФОКе «Олимп» 26, 27, 28, 29, 30 сентября, 1, 2 октября с 12.00 до последнего больного. Новейшие методики лечения, без боли. Эффективно, доступно, в т.ч. очень сложных заболеваний: повреждений (болей) копчика, геморроя, энуреза, запоров, хронического простатита и аденомы, бесплодия – впервые в мировой практике. (Лиц. МДКЗ №14365/5824).
Лысковчане
600 лет Лыскову
О войне

Нет в нашей стране семьи, которую б не затронула эта война. Ведь не было ни одного человека, который бы не внес свой вклад в Победу над фашизмом. Кто-то воевал на полях сражений, кто-то отдал ради этого свою жизнь, кто-то самоотверженно трудился на фабриках и заводах, на полях, отдавая все силы фронту. Мы с вами должны сохранить память об этих людях.

Лысковский криминал

Использование материалов сайта в печатных средствах массовой информации или на интернет-сайтах допускается только с разрешения правообладателей, при полном или частичном использовании материалов активная ссылка www.lyskovo.org обязательна!
lyskovo.org © 2009-2010. г. Лысково, E-mail: lyskovo@bk.ru МУ «Редакция газеты «ПРИВОЛЖСКАЯ ПРАВДА»

Главная l Неновости l 600 лет Лыскову l Лысковчане l Литература Лыскова l ФотоЛысково l Контакты l Официально